Список форумов Српска.Ру

Српска.Ру

Добро пожаловать на форум сайтов Српска.Ру и Косовский фронт"
 
 FAQFAQ   ПоискПоиск   ПользователиПользователи   ГруппыГруппы   РегистрацияРегистрация 
 ПрофильПрофиль   Войти и проверить личные сообщенияВойти и проверить личные сообщения   ВходВход 

Роман Русское народное порно на Амазоне

 
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Српска.Ру -> Поездки, путешествия, туризм
Предыдущая тема :: Следующая тема  
Автор Сообщение
shulyak



Репутация: 0    

Зарегистрирован: 17.03.2016
Сообщения: 1

СообщениеДобавлено: Чт Мар 17, 2016 11:40 am    Заголовок сообщения: Роман Русское народное порно на Амазоне Ответить с цитатой

(фрагмент) 18+

8
— Внимание на мой голос! — прежде всего сказал я. — Вы все меня уже видели, теперь видите сызнова, приспело время нам всем познакомиться, а потому здравствуйте!
Юницы дружно поднялись. Как школьницы в классе.
И она, она — Лариса! — также стояла передо мной!
— Сидите, — махнул рукой я. — Итак, звать меня Саввой, фамилия у меня горделивая: Супов, а вот отчество подгуляло немного: Иванович. Тьфу на такое отчество! — сказал я. — Впрочем, мы здесь собрались не чужие отчества обсуждать. А собрались мы снимать кино! Не правда ли, драгоценные?
Тут Ослепительная, Ангелозрачная сделала небольшой жест, повела этак плечом, что ли… С некоторою детальностью. Со скрупулёзностью и вещественностью. Я мигом запнулся.
— Савва Иванович, — сказала Немыслимая, — а студия где находится — в Москве или Питере?
— Всё скажу, красивая моя, — густоголосо ответствовал я. — В своё время. Студия… — я немного сбивался. — Она ещё пока не слишком известна и без достаточных денежных средств, хотя некоторые всё же имеются… но фильмы её смотрят… будут смотреть тысячи, а потом миллионы. И всё благодаря вам. Вы-то поди думаете: вот снимем мы наше кино и потом разбежимся? Но нет, мы вместе снимем один фильм, потом другой, пятый, десятый… пусть они будут и небольшие… вроде этюдов… и никуда разбегаться у нас точно не будет намерения.
— А когда первый съёмочный день? — крикнул стоящий мальчик.
— Скоро, — ощетинился я. — Вы, хотя молодые, но сами видите, какой у нас империализм на дворе делается. При империализме кино обычно процветает, а у нас оно процветать никак не хочет, но — напротив: само не живёт и лишь мучается. Не то! — немного даже прорычал я. — Это вы меня сбиваете, и я говорю тщетно.
— А про что кино будет? — пискнула вдруг мартышечка, но, перепугавшись, что снова сбила меня, виновато зажала рот ладошкой.
— Про любовь, черноглазка, про что же ещё! — бросил я. — Есть ли разве предмет важнее? О, кино наше будет очень откровенное, — приосанился я. — В 1967 году Луис Бунюэль в своей не слишком приличной «Дневной красавице» крупным планом показал целлюлитную спину Катришки Денёв, которую дурни французы отчего-то полагают такой уж прям раскрасавицей, и весь мир — дурак! — тогда восхитился! Спиной восхитился! За эталон красоты принял. Ну, не дурак ли, скажите по совести! Или другой пример! Любочка Орлова, Люсенька Гурченко… их тоже когда-то полагали эталонами красоты да женственности, а заставь-ка их сняться в кино откровенном, хоть бы даже и обнаженными и чтоб кричать и стонать надо было бы, ножки прекрасные раздвигать, да отдаваться — тут-то вся ихняя актёрская фальшь, все дичь, хмарь, телятина и сатисфакция вылезли бы наружу! Примерцы-то мои, может, слишком ветхие и ни о чём вам, молодым, не скажут, но вы уж, милые мои, на слово просто поверьте!
9
— Нас будут снимать в порно? — спросила вдруг Лариса.
Это прозвучало как выстрел. Всё стихло. Летай теперь в здешней атмосфере самая мелкая муха дрозофила, её бы все непременно услышали. Дрозофил же по счастью не было. Дрозофилы повсеместно летать не обучены.
— Как уж так это звучит определённо! — с мыльною скользкостью сказал я. — Порно!.. Словцо-то ведь выбрали! Наши-то умственники да законники определяют порнографию, как «непристойную, вульгарно-натуралистическую, циничную фиксацию сцен полового акта и самоцельную детализированную демонстрацию обнажённых гениталий», — продолжил я. — Ну, а кто вас заставляет фиксацию-то эту самую производить цинично? Производите любовно, трепетно, с состраданием да сопереживанием.
— А можно без демагогии? — метнула вдруг молнию сногсшибательная Лариса. — Да или нет?
— Да! Да! — ожесточённо крикнул я. — Или нет, — смиренно присовокупил я. — Захотите искать грязь там, где любовь, красота и счастье, будет вам «да!» А если трепет и нежность будете называть трепетом и нежностью, тогда «нет» и ещё раз «нет»! Выбор за вами!
Непреклонная, немыслимая Лариса восстала со своей скамьи. И ещё несколько юниц стали подниматься, зашевелились и юноши. Казалось, всё рушилось. Сказать ли, что я был в отчаянье? Нет, я не был в отчаянье, я был напряжен. Все силы смысла своего старался сбирать в кулак, я намерен был сражаться за своё кособокое предприятие, за мой изысканный оппортунизм.
— Думают, можно дурачков провинциальных и дурочек купить по дешёвке! — крикнула Лариса. — Они приедут из своих столиц — а тут уже все перед ними готовы расстелиться! А потом всякие старые извращенцы будут смотреть на меня в интернете и истекать слюнями! — тут она сделала паузу, будто призывая к всеобщему негодованию. И негодование не заставило себя ждать: один юноша выбранился матерно.
— Да пошли вы! — снова крикнула Лариса, босая и прекрасная, и шагнула к выходу.
За Ларисой потянулись и остальные. Половина моей великолепной дюжины. Я даже подумал: вот сейчас закрою глаза, а когда открою — в комнате останусь один. Даже маленькая моя обезьянка покинет меня.
В прихожей шумно обувались, потом выходили из дома без церемоний. Хлопали дверью.
Я неприметно пересчитал оставшихся. В комнате были двое юношей и пять юниц.
— Кажется, нас стало немного поменьше, — спокойно сказал я.
Тут, кажется, забулькало что-то, зашумело, и младое да незнакомое, половозрелое племя начало вдруг… хохотать.
— Зато теперь место есть для всех, — весело сказал один юноша и уселся на прежнее место Сногсшибательной.
Прочие тоже расположились поудобнее. Так начался «третий тур».
10
— Слишком она много о себе воображает! — кинула камешек в сторону ушедшей Сногсшибательной одна прехорошенькая юница.
— Напомни нам, красивая, как тебя звать? — ответствовал я.
— Тамара, а фамилия Шконько.
— А тебя, милый? — спросил я у усевшегося юноши.
— Кладезев Василий.
— Васенька, Тамарочка, — удовлетворённо кивнул головой я, безвозвратно укладывая сии гипокористические наименования в свой заскорузлый мозг.
Начали представляться и остальные. Танечка Окунцова, Олечка Конихина, Сашенька Бийская, Гулечка Гареева, Алёша Песников — так прозывали членов моей «команды».
— Много о себе воображает? — переспросил я. — Я бы сказал по-другому. Ей просто… не хватило готовности… к доверию. Что-то тебе кажется ужасным? А ты спроси у других, не делай поспешных выводов — и, может, ужасное покажется не таким уж ужасным. Или не таким возмутительным. А если ты встретишь прекрасное, так доверяй другим — поделись с остальными, пусть разделят с тобой радость от удивительной встречи! Но мы разучились друг другу доверять, а значит, как ни крути, и любить тоже разучились. Итак, красивые мои, что мы с вами — мы оставшиеся — можем сделать для того, чтобы показать друг другу бесконечное доверие? Наше безграничное единство! Нашу любовь.
Тут детки мои призадумались?
— Ну! Ну! — подгонял их я.
«Неужто никто из них не угадает?» — говорил себе я.
— Раздеться! — вдруг хмыкнул Васенька Кладезев.
— Верно, — сказал я.
— Раздеться? — удивились юницы.
— Принуждения никакого не будет, — жарко заверил их я. — И раздеться вам всем следует добровольно, спокойно, радостно. Нагота соединит, сплотит вас всех. Нагота — самое прекрасное, что есть у человека, да только тот сего не сознает, заплутавши в дебрях своих лживых цивилизаций и культур.
— Прямо сейчас? — спросил Алёша.
— В доме тепло, с улицы никто не увидит, — убеждённо молвил я. — Почему не сейчас?
Юницы переглядывались, не решаясь сделать первый шаг.
11
— А мне нельзя, я мусульманка, — сказала моя верная Гулечка.
— Жаль, моя хорошая, — скоропалительно сказал я. — Я рассчитывал на тебя.
Обезьянка расстегнула пуговку на кофточке и посмотрела на прочих юниц. Те ещё колебались.
— Ну, а вы, юноши? — хитроумно и иллюзорно спросил я. — Вы-то над чем призадумались?
Парни стали деловито раздеваться. Было слышно только шуршание одежд, все молчали. Парни сняли рубашки, футболки, стянули и джинсы. Юницы тоже стали раздеваться несколько проворнее.
— Девчат, не бойтесь, это не страшно! — подбодрил их Васенька, стоявший в одних плавках. В серых спортивных трусах стоял и Алёша.
— А мы что, совсем раздеваться будем? — спросила Танечка Окунцова.
— Что говорить про «совсем», когда ты пока и «не совсем» не разделась? — возразил я.
— А я не знала, что раздеваться надо будет, я без лифчика, — подала голос Тамара.
— Ну и что? — сказал Васенька. — Представь себе, что ты на голом пляже, где все без лифчиков. — Так? — пихнул он под руку Алёшу.
— Ага, — солидарно хохотнул тот.
Тамара взглянула в мою сторону. Я кивнул головой, соглашаясь с Васенькой:
— Верно. Действительно, представь.
И представил сам.
Представлять несложно: человечье воображение услужливо и подсказчиво, уклончиво и непроизвольно — таково оно у всяких двуногих. У прочих особей уж бог знает, каково!.. Посему прочие особи в рассмотрение не принимаются.
— Допустим, мы разденемся, и что потом? — спросила Саша Бийская.
— Суп с котом, — ответил ей Алёша.
— Надо было раздевание на скорость объявить! — бросил неугомонный Васенька. — И приз — сто баксов.
— Не надо никакой скорости, — осадил я неумолчного юношу. — Надо чтоб вдумчивость была. И ещё осмысленность. Ну, и немножечко… трепет. А скорость… пусть она у дураков из Голливуда и прочего Пентагона будет!..
— Ну, это я так… — сказал Васенька.
Я смотрел на Гулечку. После некоторых колебаний она сняла кофточку, потом блузку. Отчего-то виновато взглянула на меня и стала расстегивать юбочку. Сложена моя обезьянка была великолепна — плечи, живот, талия, бедра, коленки — всё точёное, юное, нежное. Всё крепкое, боевитое и упругое. До такого дотронуться — и то счастье!
— Есть доверие, есть, — встряхнул головой я, оглядывая своих подопечных, — но только на 40 процентов. А надо на 90. Не говоря уж о ста. Как же кино снимать, при сорока-то процентах?! Никакого кино этак не образуется!..
Юницы смущённые стояли в трусиках и в лифчиках, одна Тамара стояла в топике. Парни разглядывали тех, и они тоже разглядывали парней.
— А дальше слабо? — снова хохотнул Васенька.
— Да тебе самому слабо, — сказала Сашенька Бийская.
— Да ладно, — сказал тот и стянул с себя плавки.

Подробнее:
https://ridero.ru/books/russkoe_narodnoe_porno/
http://www.amazon.com/dp/B01C7BHYXU
Вернуться к началу
Посмотреть профиль Отправить личное сообщение Посетить сайт автора
Показать сообщения:   
Начать новую тему   Ответить на тему    Список форумов Српска.Ру -> Поездки, путешествия, туризм Часовой пояс: GMT + 4
Страница 1 из 1

 
Перейти:  
Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете голосовать в опросах


Powered by phpBB © 2001, 2005 phpBB Group
Вы можете бесплатно создать форум на MyBB2.ru, RSS